[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Неизвестные страницы » Маршал Рокоссовский » Статьи, воспоминания, интервью » Курсант — это звучит гордо! (Газета "Амурская Правда" от 19 февраля 2010 года)
Курсант — это звучит гордо!
dvocuДата: Воскресенье, 05.12.2010, 21:53 | Сообщение # 1
Техническая поддержка проекта
Группа: Администраторы
Участник проекта ДВОКУ: Неизвестные страницы истории
Сообщений: 123
Репутация: 0
Статус: Offline
Курсант — это звучит гордо!

В канун 23 февраля корреспондент «АП» хлебнул солдатской каши.

Есть такая профессия — Родину защищать. Как закаляются будущие офицеры, решил на собственной шкуре испытать корреспондент «АП», примерив на денек форму курсанта ДВВКУ. К чести руководства училища, уговаривать на эксперимент их, в отличие от куда менее серьезных учреждений, совсем не пришлось.
«Нам скрывать нечего, завтра к шести утра приезжайте, встретим, переоденем», — отрапортовал по телефону полковник Сергей Галушка. Еще до начала однодневной службы было понятно, что это пока самый серьезный экспириенс Антона Буценко.

Курсант Буценко к службе готов! Фото: Андрей Оглезнев

В ранний час на КПП меня просят подождать. Вернувшиеся из увольнения курсанты смотрят как на чужака. Еще бы — одетый по гражданке гость в такую рань. Отвести меня в расположение велят курсанту Роману, к тому же нам в одну и ту же казарму, в первую. «Ну как, не холодно тебе тут?», — спрашивает мой провожатый. Нормально, говорю, а что здесь особенного? «Да вот в том-то и дело, что здесь всегда холоднее, чем за забором, почему — не понятно», — жмет он плечами в погонах.

Попадаю на четвертый курс, в восьмую мотострелковую роту, во второй взвод. Первый взвод сразу же после подъема и оперативного завтрака на весь день уезжает на танкодром. Кстати, подъема (который по графику в 6:30) как такового здесь нет: все местные возвращаются из дома. После визита министра обороны России старшекурсников стали все чаще отпускать на ночь по домам. А те, кто все-таки ночевал здесь, просыпаются без команды — многолетняя привычка. Шепотом выясняю все организационные подробности у замком взвода сержанта Павла Горбоконенко. Он приносит мне форму и берцы.

— Обстановка, конечно, не торжественная, но, держи вот, поздравляю, — протягивает мне курсантские погоны Паша.

В 6:35 построение на плацу — проверка присутствия личного состава. Капитан роты Алексей Лохов представляет меня сегодняшним сослуживцам, просит относиться как к другу. По его словам, он стал военным, потому что ни в чем другом себя просто не видит. Познакомившись, выдвигаемся на пробежку. Судя по нашим шапочкам с символикой «Лыжня России-2010», выходные у ребят прошли не зря. Оббегаем стадион «Амур». 15 отжиманий на кулаках и десять приседаний. Почти в 7 утра мы в казарме. Жив. Оказывается, мне еще повезло — утренняя зарядка зимой, скорее, формальность, никому не охота морозить своих подопечных. А вот летом курсантов гоняют по полной, недаром на нее отводится 50 минут.

Далее утренний туалет, уборка помещений и территории дежурными. Чтобы выровнять кровати, по всей длине казармы натягивается веревка. В бытовке курсанты под бессмертный хит Майкла Джексона They don’t care about us отточенными движениями гладят форму и пришивают свежие подворотнички. Полное ощущение видеоклипа. Сержант Горбоконенко объясняет мне премудрости подшивания белой ткани к воротнику. Отслужившую можно сохранить для чистки обуви. Справился, хоть и с небольшой помощью. «Пацаны, мобильник пригасите, комбат идет», — кричит кто-то в дверь.

«Чего такой лохматый?», — указывает комбат Евгений Сивоволов на мою короткую, как я считал, стрижку. Сержанту ставят задачу привести меня в соответствие. Я, думая, что это шутка, улыбаюсь. Не шутка. «Мужик он серьезный, приказал — надо сделать», — говорит сержант. Ну, ради репортажа мы и не на такое шли, говорю себе и смело сажусь перед зеркалом. Через десять минут соответствую уставным нормам. «А где он?», — интересуется комбат, проходя мимо взвода перед подъемом государственного флага. «Ух, даже от остальных теперь не отличить», — смеется комбат, но указывает на мою легкую небритость. Его здесь все уважают, а в фамилии видят зашифрованное словосочетание «сила воли».

На утреннем построении объявили, что начальник ДВВКУ Владимир Грызлов в командировке в Москве. От занятий освобождают всех, кто участвует в подготовке праздничного концерта к 23 февраля.

— По списку во взводе 27 человек, налицо — 18, лиц, незаконно отсутствующих, нет, — отчитывается проверяющему замком взвода.

Во время поднятия флага курсанты так громогласно и четко поют гимн России, что я начинаю проникаться и стыдиться, что знаю не все слова. «Я» превращается в огромное «мы».

На завтрак гороховая каша и хлеб с маслом. Горох — это хорошо, радуются парни за столом. Чаще бывает перловка или сечка. Один из курсантов накладывает всем еду и размешивает сахар в какао, даже тут взаимовыручка. Завтрак очень сытный, есть не хочется до самого обеда, который в 14:30.

— Пришел бы ты лучше в среду, в резиновый день, — смеются соседи по столу: надеваем химзащиту и по плацу бегаем, резина, когда к морде примерзает, кайф неописуемый .

Первая пара — «Управление подразделением в мирное время» — проходит в нашей казарме. Эта дисциплина учит курсантов не только правильно командовать, но и проводить точно такую же пару. Преподаватель и студенты подмечают недостатки товарищей и исправляют ошибки. Сегодняшняя тема — «Подъем части по боевой тревоге». Практики мало, теории больше. Почти все полтора часа мы стоим на ногах, хоть и «вольно». У меня почему-то начинают ныть икры.

— Расскажите нам о прошлой теме, — обращается ко мне преподаватель.

— Виноват, я сегодня первый день, — отвечаю.

— Что, с луны упали? — удивляется тот.

— Никак нет, из газеты, — говорю. Курсанты наперебой начинают рассказывать про меня.

— А что, парень хороший, — говорит ни с того ни с сего лектор.

Вторая пара — физкультура. Основные упражнения: подъем с переворотом на перекладине, занятия на брусьях и прыжки через коня. Более или менее мне дается лишь последнее. А во время неудачных финтов на брусьях я, как выяснилось уже вечером, потянул связки правой кисти. К слову, этот текст набирался хоть и двумя руками, но одна из них была в гипсе.

— Видно, что наши журналисты спортом-то совсем не занимаются, — подмечает во время упражнений на пресс преподаватель Сергей Дудыкин.

— Почему же, в футбол на компьютере играем, — отшучиваюсь, хватаясь за отказывающую спину.

Третья пара — военная экология. В этом же кабинете стоит настоящий БТР с отверстиями в разных местах. Его устройство наглядно изучают морпехи. Благодаря преподавателю Ирине Александровне я теперь знаю, что аппараты очистки по типам подразделяются на сухие, мокрые и фильтрационные. А среди курсантов есть такие неофициальные должности, как «книгоноши» и «журналисты». Первые разносят книги для занятий, вторые ведут журналы. «Книгоноши к четвертому курсу могут шнурки завязывать, не нагибаясь», — шутят курсанты.

В перерыве выясняется, что обо мне знает уже все училище. Старшина пятой роты предлагает остаться здесь на недельку, чтобы откормиться. А напоследок и вовсе бросает сержанту: «Паша, одевай его, пусть с нами строевой занимается». Паша меня отстоял. Строевая, говорит, хуже физкультуры. На паре курсанты шепотом выспрашивают: «А кто тебе тему придумал? Редактор? А молодая? А красивая?..»

Все передвижения по расположению — строем, через плац — строевым шагом. Если мимо проходит старший по званию, все равняются на него, старший взвода отдает воинское приветствие. «Руками не маши, когда равнение», — шепчут мне сзади товарищи. Они же периодически выправляют ремень над хлястиком шинели. К вечеру я уже привыкну за этим следить.

На обед дают суп, который сложно как-то идентифицировать, но он тем не менее очень сытный. На второе — гречка и две вкусные рыбные котлеты. Кормят в столовой ДВВКУ хоть и просто, но достаточно сытно. Если же хочется чего-нибудь эдакого, к услугам курсантов магазин на территории училища. Здесь можно найти хот-дог, пирожки, бутерброды и прочие радости фастфуда. После обеда есть полчаса свободного времени, затем — самостоятельная подготовка. Поскольку рота сегодня не в полном составе, без развода отправляемся в учебный кабинет. Курсанты подтягивают знания по несданным предметам и готовятся к контрольным.

— Здесь приобретаются настоящие друзья, — откровенничает сержант Горбоконенко. — Я с этими пацанами в окопах сидел, доширак из котелков на морозе ел. Что еще может так сплотить? Служба — это романтика, главное романтику эту поймать, когда едешь ты, например, в сорокаградусный мороз, сидя на БТРе, по чистому полю… У меня после поступления все идеалы улетучились. Но новый появился — наш комбат. Такой оравой управлять, это талант нужен.

Напоследок Павел проводит мне экскурсию по территории училища, а капитан Лохов —показное занятие по несению караула. Вечером курсантам предстоит воспитательная работа и информирование. На информировании доводятся главные темы недели: от выборов на Украине до проблем ЖКХ. Отпускать меня никто не хочет, но полученные впечатления уже никак не уместить на газетную полосу. Обилие интересных и смешных историй, тонкостей службы, емких, хоть и не всегда приличных фразочек хватит на толстую книжку армейского фольклора… Расположение училища я покидаю в районе 17 часов.

На следующее утро все тело, в особенности ноги, подчиняются приказам с трудом. Еще одно напоминание о вчерашнем дне — погоны, которые разрешили оставить на память. Вспоминая, каким нагрузкам каждый день подвергаются курсанты ДВВКУ, проникаешься к ним еще большим уважением. Родину защищать — дело непростое, но им, случись что, это под силу. Служите, парни, успехов вам, а мы будем о вас писать. С удовольствием.

Антон Буценко

Прикрепления: 1557436.jpg(49.5 Kb)
 
Неизвестные страницы » Маршал Рокоссовский » Статьи, воспоминания, интервью » Курсант — это звучит гордо! (Газета "Амурская Правда" от 19 февраля 2010 года)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: