Проект в TWITTER и Яндексе

Виджет Фонда Рокоссовец

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Мы предлагаем вспомнить о тех людях, которые ценой собственной жизни сделали Великую Победу советского народа в Великой Отечественной войне на шаг ближе.


Поднимая архивы, благодаря помощи неравнодушных людей, знайте, что каждый четвертый выпускник 1941-1945 гг. Владивостокского военно-пехотного училища, командиры и преподаватели отдали свою жизнь защищая нашу Родину, освобождая ее и мир, от самого страшного, за все время существования человечества врага – фашизма. 
В прикрепленном файле список командиров, преподавателей и выпускников первых выпусков Владивостокского военно-пехотного училища, павших смертью храбрых в боях за Родину, умерших от ран, полученных на поле боя, замученных в лагерях военнопленных и числящиеся по сей день пропавшими без вести на фронтах Великой Отечественной войны.
Смотреть материал: здесь.
Авторы проекта выражают благодарность работникам Российского государственного военного архива и Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации.
Автор идеи: 
выпускник ДВОКУ 1985 года полковник КАДУК Александр Иванович;
выпускник ДВОКУ 1998 года майор РОГОЗИН Андрей Анатольевич.
Просмотров: 113 | Добавил: dvocu | Дата: 08.05.2018 | Комментарии (0)

Генерал, без которого, возможно, не было бы Победы!
 
Военная карьера Апанасенко Иосифа Родионовича, началась для него еще в 1914 году на фронтах Первой мировой войны, которую он закончил полным Георгиевским кавалером!



В годы гражданской войны он быстро поднялся до должности командира дивизии в Первой Конной армии. В 20-30-е годы Апанасенко служил на разных постах в Ленинградском, Белорусском и Киевском военных округах. Сталин познакомился с Апанасенко еще во время боев под Царицыном в 1918 году, но вспомнил о нем лишь в начале 1938 года, пригласив в Кремль перед назначением в Ташкент. Позднее Сталин встречался с Апанасенко много раз и доверял ему.
Как известно, в мае 1938 года Сталин преобразовал Дальневосточный военный округ и Особую Дальневосточную армию в Дальневосточный фронт. И июле-августе 1938 года на озере Хасан — это объединение приняло боевое крещение. Но Сталин был в гневе: полного разгрома японцев не получилось, а наши потери были очень велики. Это стало поводом для массовых и затяжных репрессий среди командного состава Дальнего Востока. Первый командующий фронтом Василий Блюхер был арестован и умер в Лефортовской тюрьме, затем, уже в январе 41-го, расстреляли и его сменщика генерала Штерна. Новым командующим фронтом был назначен Иосиф Родионович Апанасенко.
Командиры частей и штабов в ДВФ не без тревоги встретили известие о назначении к ним генерала Апанасенко, о нем в армии шла слава как о солдафоне и грубияне. Но вскоре подчиненные убедились, что идущая за ним слава во многом ни на чем не основана и вымышлена, колоссальный природный ум, смелость в принятии решений, способность оценить предложения своих подчиненных при их выработке, стали основными критериями оценки окружающими его личности. Если он что-то считал целесообразным, то решал и делал, принимая всю ответственность на себя. А самое главное Иосиф Родионович, не смотря на свой высокий пост, никогда не сваливал вину на исполнителя при неудачах, а если считал кого-то виновным, то наказывал сам, ни старшим начальникам, ни трибуналу на расправу не давал, вот такой он был человек.
Апанасенко принял фронт, в очень «накаленной» обстановке в зоне его ответственности, к началу 1941 года численность Дальневосточного фронта составляла 704 тысячи человек против семисот тысяч японцев, многое еще нужно было сделать, чтобы в итоге не дать потенциальному противнику возможности напасть на СССР со стороны Дальневосточных рубежей.
А летом 1941-го грянула война и трагедия ее первых дней.
К осени немцы, «в мыслях праздновали взятие Москвы», японские войска начали активно и агрессивно готовиться к нападению, а Красной армии нужны были свежие дивизии на фронтах.
Иосиф Родионович в той обстановке принял решение, которое на его месте поостерегся принять бы другой командующий, Генерал Апанасенко решительно заявил Сталину, что готов отправить одновременно почти три десятка соединений на Запад и он эту задачу выполнил!!!
Это было бесконечно смелое личное решение - самодеятельные формирования были строжайше запрещены под угрозой расстрела, но в Москве на инициативу командующего фронтом, смотрели сквозь пальцы, она не была ни одобрена, ни осуждена, позицию можно было бы определить примерно так - «мы не возражаем против инициативы Апанасенко, но пусть он сам находит выход из трудного положения, и генерал Апанасенко выход находил...» Органы снабжения и тыла Красной Армии не могли официально обеспечивать сформированные подразделения, и генерал развил небывалую для военного человека деятельность, он организовал новые военные производства, восстановил военные совхозы, за счет чего смог обеспечивать всем необходимым снаряжением и имуществом вновь формируемые части на ДВФ, взамен убывших на фронт.
Он сумел заполнить места ушедших на Запад полков и дивизий вновь сформированными полками и дивизиями, определяя их на те же позиции, где стояли уходившие на фронт части, причем, под прежними номерами, он на свой страх и риск вернул в армию из мест заключения почти всех способных командиров. Благо большинство из репрессированных находились здесь, на Дальнем Востоке. Протесты начальников концлагерей, доносы на Апанасенко от руководства ГлавДальстроя шли буквально потоком в адрес Берии, но Сталин молчал. Он стал главным носителем всей партийной и хозяйственной власти огромного региона. По приказам и под личным наблюдением Апанасенко на ДВФ непрерывно совершенствовалась оборона базовых городов - Хабаровска, Владивостока, Благовещенска, возводились более прочные инженерные сооружения для сдерживания потенциального противника превращая в настоящую крепость Дальневосточный регион. Благодаря усилию командующего, Япония, оценивая обстановку на Дальневосточном фронте, предпочла сохранить вооруженный нейтралитет в плоть до конца войны с фашистами.
В общем итоге к началу 1943 года генерал Апанасенко, не оголяя позиции Дальневосточного фронта, создал формирования уже третьей очереди, вместо потребованных Генеральным штабом на Запад укомплектованных и обученных по инициативе Апанасенко формирований второй очереди.
На воюющие на Западе фронты из состава Дальневосточного фронта были направлены 24 дивизии: стрелковых - 17, танковых - 4, моторизованная - 1, кавалерийских – 2. Кроме стрелковых дивизий было направлено 3 стрелковых бригады и 3 воздушно-десантных бригады, из тихоокеанских и амурских моряков были сформированы 13 морских стрелковых бригад. На материальной базе и из личного состава 59-й танковой дивизии Дальневосточного фронта были сформированы две танковые дивизии 108-я и 109-я.
В общей сложности более 500 тысяч Дальневосточников было направлено на самые критические и решающие участки фронта - под Москву, Ленинград, Воронеж, Сталинград, Курск.
В боях с врагом понесли большие потери и были расформированы:
92-я стрелковая дивизия, 1-го формирования, погибла в Новгородской области в июле 1942 г.;
205-я стрелковая дивизия, 1-го формирования, погибла в излучине Дона в августе 1942 г);
208-я стрелковая дивизия, 1-го формирования, погибла в Сталинграде в ноябре 1942 г.;
7-я кавалерийская дивизия, погибла в боях под Севском в марте 1943 г.;
248-я курсантская стрелковая бригада, погибла в боях под Радомышлем в декабре 1943 г.;
За героизм и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, 39 соединений и частей, сформированных на Дальнем востоке, были удостоены почётных наименований и государственных наград, 12 из них стали гвардейскими:
9-я гвардейская стрелковая Краснознамённая дивизия - бывшая 78-я стрелковая дивизия 1-го формирования;
29-я гвардейская стрелковая Ельнинская Краснознамённая ордена Суворова дивизия - бывшая 32-я Саратовская стрелковая дивизия 1-го формирования;
49-я гвардейская Херсонская Краснознамённая ордена Суворова дивизия - бывшая 69-я моторизованная дивизия;
68-я гвардейская стрелковая Проскуровская Краснознамённая дивизия - бывшая 96-я стрелковая дивизия 2-го формирования;
78-я гвардейская стрелковая Вислинская ордена Суворова дивизия -бывшая 204-я стрелковая дивизия 1-го формирования;
81-я гвардейская стрелковая Красноградская Краснознамённая ордена Суворова дивизия -бывшая 422-я стрелковая дивизия;
86-я гвардейская стрелковая Николаевская Краснознамённая дивизия -бывшая 98-я стрелковая дивизия 2-го формирования;
11-я гвардейская (бывшая 66-я) морская стрелковая бригада, в октябре 1943 г. обращена на формирование 119-й гвардейской стрелковой дивизии;
25-я гвардейская стрелковая Синельниковско-Будапештская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия, бывшая 71-я морская стрелковая бригада;
118-й гвардейский стрелковый полк 37-й гвардейской стрелковой дивизии, бывшая 211-я воздушно- десантная бригада;
42-й гвардейский стрелковый Вислинский полк 13-й гвардейской стрелковой дивизии, бывшая 212-я воздушно-десантная бригада;
44-я гвардейская танковая Бердичевская Краснознамённая орденов Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого, Красной Звезды, Красного Знамени МНР бригада Революционная Монголия, бывшая 112-я танковая дивизия;
21-я стрелковая Пермская Краснознамённая дивизия;
26-я стрелковая Сталинская дважды Краснознамённая ордена Суворова дивизия - бывшая Дальневосточная 26-я Златоустовская стрелковая дивизия;
87-я стрелковая Перекопская Краснознамённая дивизия 3-го формирования;
126-я стрелковая Горловская дважды Краснознамённая ордена Суворова дивизия 2-го формирования;
239-я стрелковая Краснознамённая дивизия;
413-я стрелковая Брестская Краснознамённая ордена Суворова дивизия;
415-я стрелковая Мозырская Краснознамённая ордена Суворова дивизия;
102-я стрелковая Дальневосточная Новгород-Северская ордена Ленина Краснознамённая ордена Суворова дивизия - бывшая Дальневосточная стрелковая дивизия внутренних войск НКВД;
8-я кавалерийская Дальневос¬точная Дебреценская Краснознамённая дивизия;
250-я курсантская стрелковая бригада, в апреле 1943 г. обращена на формирование 98-й стрелковой дивизии 3-го формирования;
253-я курсантская стрелковая бригада, в июле 1943 г. обращена на формирование 297-й стрелковой дивизии 2-го формирования;
202-я воздушно-десантная бригада, обращена на укомплектование воздушно-десантных частей и соединений Красной армии;
108-я танковая Бобруйская ордена Ленина бригада, бывшая 108-я танковая дивизия;
69-я механизированная Проскуровская Краснознамённая орденов Суворова и Кутузова бригада, бывшая 109-я танковая дивизия;
16-я самоходно-артиллерийская Берлинско - Перемышльская Краснознамённая ордена Суворова бригада, бывшая 60-я танковая дивизия;
253-й отдельный инженерно-танковый Гомельский полк, бывшая 58-я танковая дивизия.
61-я морская стрелковая бригада, в феврале 1944 г. обращена на формирование 83-й стрелковой дивизии;
62-я морская стрелковая бригада, в июле 1943 г. обращена на формирование 257-й стрелковой дивизии 3-го формирования;
63-я Киркенесская Краснознамённая бригада морской пехоты, бывшая 63-я морская стрелковая бригада;
82-я стрелковая Ярцевская Краснознамённая орденов Суворова и Кутузова дивизия, бывшая 64-я морская стрелковая бригада;
65-я морская стрелковая бригада, в феврале 1944 г. обращена на формирование 176-й стрелковой дивизии 2-го формирования;
67-я морская стрелковая бригада, в апреле 1943 г. обращена на формирование 45-й стрелковой дивизии 2-го формирования;
68-я морская стрелковая бригада, в мае 1943 г. обращена на формирование 29-й стрелковой дивизии 3-го формирования;
69-я горно-стрелковая Печенгская Краснознамённая орденов Богдана Хмельницкого и Красной Звезды бригада, бывшая 69-я морская стрелковая бригада;
70-я горно-стрелковая Печенгская Краснознамённая ордена Красной Звезды бригада, бывшая 70-я морская стрелковая бригада;
73-я горно-стрелковая Краснознамённая ордена Красной Звезды бригада, бывшая 72-я морская стрелковая бригада;
73-я морская стрелковая бригада, в сентябре 1943 г. расформирована.
В октябре 1942 года генерал Апанасенко встречался со Сталиным, очень просил его направить в действующую армию на один из фронтов. После полугода ожидания 25 апреля 1943 года Иосифа Родионовича получил приказ сдать дела на Дальнем Востоке и отбыть в Москву в распоряжение Ставки.
В конце мая 1943 года Апанасенко был назначен заместителем командующего войсками Воронежского фронта генерала армии Николая Федоровича Ватутина и с 17 июля 1943 года, когда войска Воронежского фронта перешли в наступление, Апанасенко находился уже на передовых позициях, лично руководил боевыми действиями.
5 августа, когда бой принял особо ожесточенный характер и предстоял штурм Белгорода, генерал армии Апанасенко вызвал командующего 5-й гвардейской армии генерал-полковника Павла Алексеевича Ротмистрова и поехал показывать ему исходную позицию для наступления.
Немецкие самолеты заметили группу легковых автомобилей, выезжающих на позицию, и устроили охоту за ними, от огня с воздуха им уйти не удалось. Был убит адъютант командарма, сам Ротмистров ранен в голову, осколок снаряда попал в правый бок Апанасенко, от потери крови через сорок минут после ранения генерал армии Иосифа Родионовича Апанасенко умер.
В газете «Правда» и «Красная Звезда» было напечатано извещение Народного Комиссариата обороны: «На боевом посту под Белгородом погиб испытанный командир Красной Армии генерал армии Иосиф Родионович Апанасенко.


 
                              Памятник генералу армии Апанасенко И.Р.
                     на площади Белгородского железнодорожного вокзала

Постановлением Совета Народных Комиссаров память товарища Апанасенко увековечить сооружением ему памятника в городе Белгороде».
Среди личных вещей, находившихся при погибшем, оказалась записка, написанная карандашом на клочке бумаги: «Я старый солдат русской армии. 4 года войны империалистической, 3 года гражданской. И сейчас на мою долю выпало счастье воевать, защищая Родину. По натуре хочу быть всегда впереди. Если же мне суждено погибнуть, прошу хоть на костре сжечь, а пепел похоронить в Ставрополье, на Кавказе».
Его воля была исполнена.


              
                      Могила генерала армии Апанасенко И.Р. в Ставрополе

Командующий разделил судьбу многих своих подчиненных как настоящий командир. В Великой Отечественной войне он не отличился в боях, но то, что он сделал для общей победы на Дальнем Востоке, позволяет назвать его имя в числе имен выдающихся военачальников Великой Отечественной войны, но есть, НО!!!
В официальной истории Второй мировой войны имя этого генерала армии не упомянуто ни разу и к глубокому сожалению, на Дальнем Востоке для которого генерал армии Иосиф Родионович Апанасенко сделал очень много, память его увековечена лишь в названии улицы в городе Райчихинске Амурской области, не более того!!!
Просмотров: 117 | Добавил: dvocu | Дата: 04.05.2018 | Комментарии (0)

Иванов Н.В. «Исповедь неудавшегося пехотинца». 
Часть 4.

Рассказ под названием "Исповедь неудавшегося пехотинца" - это своего рода уникальная биографическая работа, с теплотой и гордостью характеризующая отношение выпускников-дальневосточников к своему учебному заведению, которое дало дорогу в жизнь. 
У всех она складывается по разному, вот и в этих мемуарах читатель увидит, как иногда бывает... 
P.S. Орфография и стиль автора сохранены. 


Часть 4.

За все время учебы в училище у нас не было никаких недоразумений с местными жителями, и мы спокойно ходили и вечерами, и ночью по городу, встречали молодых ребят, все они были дружелюбны и конфликтов не возникало, армию тогда очень уважали. 
Лишь однажды была небольшая стычка с курсантами речного училища – «речниками», в последствии «раками», но т.к. в конфликте были виноваты они, все закончилось без продолжения конфликта.
А нас курсантов и училище в целом больше всех нас, мягко говоря, не любили два человека, помощник военного коменданта гарнизона капитан Гарный и наш командир роты обеспечения училища капитан, фамилию которого я не помню. Капитан Гарный в субботу и воскресенье носился на машине по городу выискивая нарушителей среди курсантов в увольнении или несущих службу патрулями. Нередко наряд патрулей возвращался в училище в сокращенном составе, оставив кого ни будь на гауптвахте. Инструктируя патрули, капитан ставил задачу сколько нарушителей они должны задержать и доставить в комендатуру. Если задержанных не было, служба патруля оценивалась неудовлетворительно. 
Но наиболее «отличился» капитан Гарный при задержании командира 2-й роты нашего училища. 

Дело было в том, что до 1957-го года было запрещено офицерам посещать рестораны и комендатура ревностно контролировала выполнение этот запрета. Наш ротный майор встретил своего фронтового друга и решили они отметить эту встречу в ресторане. Зная о запрете, майор переоделся в гражданскую одежду, а его друг был вообще уже гражданским. Не учли они только того, что капитан Гарный знал в лицо майора, и увидев его в ресторане, решил задержать и доставить в комендатуру. Майор представился гражданским человеком, но Гарный вызвал наряд милиции и все-таки задержал его, а на улице ротный толкнул милиционера в сугроб и был таков. Шум поднялся в комендатуре большой и дошло до командующего Дальневосточным военным округом. В результате приказом командующего округом майор был уволен из армии без пенсии. Но большой «знаменитостью» в городе и гарнизоне капитан Гарный стал после того, как посадил на гауптвахту своего родного брата, служившего сверхсрочником на Сахалине и приехавшего в гости к самому капитану. Вечером братья за столом о чем-то заспорили, и когда у капитана кончились доводы, он вызвал патруль и отправил родственника под арест на 5 суток. 
Говорят, что, освободившись, старшина сказал, что у него нет больше брата.

Но всё-таки нашелся человек, который выставил посмешищем капитана Гарного, им стал первокурсник нашего училища. Этот «желторотик» где-то слегка выпил, а лето было жарким и его развезло. Он не нашел ничего лучшего, как заявиться в Дом офицеров, усесться в кресло и уснуть. Тут его и нашел капитан Гарный, взял его под руку и лично повел к машине. 
Машина в комендатуре была ГАЗ-69 - грузопассажирский вариант, посадка в него предусмотрена через переднюю дверь пассажира. Капитан открыл дверцу и показал курсанту рукой на вход, в который он безропотно и влез, но водителя на месте не было и его дверь была открыта настежь, через которую, не задерживаясь в машине, курсант вылез и, перейдя дорогу, поплелся по направлению к училищу. 
В это время капитан, дождавшись водителя, поехал в комендатуру и только в пути обнаружил отсутствие задержанного. 
Развернувшись, они помчались назад и увидели курсанта. А курсант, у которого плохо подчинялись ноги, но голова еще работала, увидев машину, развернулся и, видимо немного протрезвев, рысью побежал обратно. Гарный, снова развернув машину помчался за курсантом. 
"Желторотик", увидев это, перепрыгнул забор, чтобы бежать обратно в училище, но, когда машина снова развернувшись помчалась ему на перехват, он перепрыгнул забор обратно, перебежал улицу и по другой стороне улицы пробежал до перекрестка, за которым уже был родной забор училища. Здесь все решала скорость, курсанту бежать по диагонали дальше, чем капитану по прямой. Курсант выиграл этот спринт и запрыгнул на забор раньше, но капитан схватил его за ногу и пытался стащить обратно на землю. Тогда курсант уперся другой ногой в капитана и выдернув ногу из сапога упал уже на территорию училища и дал деру. 
Все это наблюдали и наши курсанты, и просто зеваки. На другой день все училище было построено на плацу, и капитан Гарный с сапогом в руке осмотрел всех курсантов в лицо, но так и не нашел вчерашнего беглеца. Когда он спросил заместителя начальника училища, что делать с хромовым сапогом, тот ему сказал:
- Возьми на память... 

Потом мы узнали, что этот курсант в эту же ночь был уже в наряде за 25 км от города. Я потом его видел, застенчивый мальчишка, который страшно смущался своей популярности в училище и, наверное, зарекся употреблять спиртные напитки.      

Вторым недоброжелателем у курсантов как я выше упоминал, был командир роты обеспечения училища. До этого он был командиром взвода курсантов, но все курсанты взвода написали рапорта на отчисление из училища из-за реальных издевательств со стороны командира взвода. Командование училища, чтобы замять скандал перевели его в роту обеспечения, а он затаил злобу на всех курсантов вообще и мстил им при любом случае. 
Когда он заступал дежурным по училищу, мы, увольняемые в город, знали, что из увольнения надо возвращаться на 15 минут раньше, он записывал в опоздавшие всех, кто хоть на одну минуту позже 23ч. докладывал ему о прибытии из увольнения. Любимым занятием была у него проверка наличия курсантов в казарме ночью, подсвечивая фонарем в лицо спящим. Я до сих пор поражаюсь такой злопамятности человека. Мало того, он довел до самоубийства водителя машины начальника училища, хорошего парнишку, который отвез начальника училища к поезду и на обратном пути посадил знакомую девушку и прокатил ее по городу. На свою беду нарушил по мелочи правила движения и был задержан милицией. Командир роты раздул из этого грандиозный скандал, запугал парня, грозя ему трибуналом и так далее… и тому подобное. Но я, да и многие другие, склонны думать о том, что солдатик обожал генерала и не смог перенести вину перед ним. В общем, зарядил он карабин и выстрелил себе под подбородок. Оружие тогда и у нас, в курсантских ротах, и в других подразделениях, хранилось в открытых пирамидах и незапертых оружейных комнатах.


В увольнение мы первый раз сходили уже после встречи нового 1956 года. 
Готовились к этому как к большому празднику, идеально отглаженные бриджи защитного цвета, начищенные яловые сапоги, которые все равно не хотели блестеть, ровная полоска подворотничка, надраенные до блеска пуговицы кителя и шинели все чем мы могли «блеснуть» в городе. Это позже у нас в форму внесли изменения, бриджи стали тёмно-синего цвета, вместо яловых хромовые сапоги, которые при чистке не просто блестели, а сияли. Чем запомнилось первое увольнение, ощущением свободы. В училище курсант и шагу не может сделать без команды, а в увольнении иди куда хочешь, только честь старшим по званию и патрулям не забудь отдавать. А у меня еще и двойной праздник, встреча с двоюродным братом, с которым мы выросли в одном поселке и который служил в танковом полку Благовещенска. Мы не виделись почти три года и оба были рады встрече. На память решили сфотографироваться и эта фотография у меня в альбоме как напоминание о встрече и первом увольнении.

Увольнение было тем пряником для курсанта, которым можно было стимулировать интерес к отличной учебе, этот стимул умело использовал генерал Бондаренко, приказом по училищу установил следующий порядок увольнения:
-в субботу увольнение до 01.00 ч.
-в воскресенье до 24.00 ч. 
Курсанты, имеющие по всем предметам оценки «отлично» увольняются в субботу и воскресенье, имеющие оценки «отлично и хорошо» в субботу или в воскресенье, остальные в порядке очередности. Честно скажу, что на меня стимул очень повлиял. Отличником я стал из желания чаще ходить в увольнение. Это потом сказалось и на количестве выпускников, окончивших училище по первому разряду в 1958 г. их было около 20 человек, а в предыдущие годы не больше 3-4. 

Жаль, что в современной истории училища не нашлось места для выпускников училища до преобразования его в высшее училище. Не надо забывать, что фундамент высшего училища был заложен раньше и традиции училища не родились с образованием ДВОКУ, а были продолжены от Владивостокского пехотного училища и Благовещенского военного училища. 
Зато не могу обижаться на отсутствие внимания со стороны выпускников всех лет на встречах в Москве, где мы бываем с моим однокурсником по училищу полковником в отставке, бывшим начальником штаба Тульской дивизии ВДВ Деминым Геннадием Александровичем. К сожалению, из выпуска 1958 года мы только вдвоем представляем нашу 4-ю роту на этих встречах, хотя знаем, что в Благовещенске живет наш выпускник полковник в отставке Николай Шевченко, долгое время служивший в ДВОКУ, в Чите - майор в отставке Болдырев Арнольд, в Иркутске Антонов. 
Прошу извинить, что отвлекся на 60 лет вперед, но теперь возвращаюсь снова в 1956 год. 

Продолжение следует...
Просмотров: 214 | Добавил: dvocu | Дата: 29.03.2018 | Комментарии (0)

1 2 3 ... 26 27 »