Главная » 2019 » Сентябрь » 03
Жигунов Иван Александрович в РККА с 1938 года. 
Служил до поступления во Владивостокское военно-пехотное училище в 52-м отдельном стрелковом батальоне ДВФ. 
В августе 1941 вместе со всеми курсантами батальона был досрочно выпущен из училища и убыл в распоряжение Чкаловского училища зенитной артиллерии, но вместо училища был назначен командиром взвода пешей разведки 1195-го стрелкового полка 360-й стрелковой дивизии которая начала формирование в сентябре-октябре 1941 в Оренбургской области. 
В первых числах декабря 1941 в составе дивизии лейтенант Жигунов убыл в Московскую зону обороны «для незамедлительного занятия внешнего пояса». 
В конце декабря Иван Александрович начал войну на Северо-Западном фронте. Во время участия в Торопецко-Холмской наступательной операции лейтенант Жигунов был тяжело ранен. 


В апреле 1942-го, после излечения в госпитале старший лейтенант и кавалер ордена «Красного знамени» приступил к исполнению обязанностей помощника начальника штаба 444-го стрелкового полка 108-й стрелковой дивизии. Так началась штабная карьера офицера.
Далее в сентябре 1942 года капитан Жигунов был откомандирован на курсы оперативных работников в Московскую область. После окончания курсов он был распределен в оперативный отдел 5-й армии, а за тем назначен помощником начальника оперативного отдела 113-го стрелкового корпуса.
В этой должности Иван Александрович, воевал на Западном, 3-м Белорусском, Забайкальском фронтах.
За образцовое выполнение заданий командования корпуса, проявленные при этом личное мужество и инициативу Жигунов Иван Александрович был еще удостоен орденов «Отечественной войны 1 и 2 степеней» и двух орденов «Красного знамени». 
Войну подполковник Жигунов закончил на Дальнем Востоке. 
После разгрома японских милитаристов продолжил службу. 
В 1948 после окончания курсов «Выстрел» в Солнечногорске Иван Александрович был назначен командиром полка. 
В 1952-м Жигунову было присвоено воинское звание полковник. 
Просмотров: 6 | Добавил: dvocu | Дата: 03.09.2019 | Комментарии (0)

Осоковский Анатолий Александрович был призван в 1939 году. 
Служил  пулемётчиком в 22-м отдельном пулеметном батальоне на границе с Манчжурией. В числе лучших красноармейцев был откомандирован для поступления на полный курс обучения во  Владивостокское военно-пехотное училище. 
В августе 1941 в месте со всеми курсантами батальона был досрочно выпущен из училища и убыл на формирование 334-й стрелковой дивизии в город Казань. 
В составе дивизии лейтенант Осоковский адъютант стрелкового батальона убыл на Северо-Западный фронт. 
«Немцы закрепились на крутом берегу озера Селигер. Декабрьский лёд блестел, как зеркало. Наши бойцы бежали по льду, а навстречу им летели немецкие пули, рикошетили о лёд. Уже у самого берега меня ранило в ногу». 
Из госпиталя выписался в феврале 1942, вновь вернулся на Северо-Западный фронт и вновь на должность адъютанта батальона но уже старшего  в  303-й стрелковый полк 241-й стрелковой дивизии. Через два месяца был откомандирован на курсы усовершенствования командного состава. На фронт старший лейтенант вернулся в марте 43-го уже в качестве заместителя командира стрелкового батальона в 648-й стрелковый полк 200-й стрелковой дивизии Северо-Западного фронта, которая вела бои на Демянском направлении. В 43-м Осоковский был снова ранен, на этот раз в плечо.
К маю 1944 года 220-я стрелковая дивизия была почти вся выбита и отведена на пополнение. Жизнь старшего лейтенанта в очередной раз круто повернулась.
Он был награжден высокой правительственной наградой орденом Красного Знамени за бои под Деменском и назначен на необычную для него должность. 
«...Стоим в каком-то лесочке. Вдруг меня вызывает командир дивизии и говорит - Принимай завтра пополнение. Утром, смотрю, движется колонна, тысячи полторы… зеков. При них 150 конвоиров. Привели, документы мне отдали и назад ушли. Глянул я в документы, все с Дальнего Востока, кому 20 лет тюрьмы дано, а кому и «вышка». Вот это думаю да!
Выстроил всех, объяснил, как и что. Сказал - Если бежать задумали, бегите, всех я вас задержать не смогу. Наиболее авторитетных зеков назначил командирами отделений, взводов. Первое время не спал ночами, боялся. Но ничего, обошлось. К чести заключенных, ни один из них не сбежал, и все они рвались в бой. Ведь после первой крови с них снималась судимость, и они отправлялись в запасные части». 
Командовал штрафной ротой капитан Осоковский сентября 1944 года пока бомба, которая разорвалась в близи не ранила тяжело командира штрафников. 
«Это было в Латвии. Штрафная рота шла в наступление. Над полем, по которому бежали бойцы, летели наши самолёты. Вдруг сквозь их ровное гуденье послышался чужой звук. Немецкие самолёты прорвались и летели выше наших. Посыпались бомбы. Бежать было некуда. Крикнул -Ложись! Бросился сам на землю, к боку притулился испуганно молоденький адъютант. Заслышав характерное шипенье бомбы, инстинктивно прикрыл голову рукой. И больше ничего не помню. Очнулся, дышать тяжело, землей весь завален, пошевелил пальцами рук, ног - целы. Пробую выбираться. Правым плечом шевельнуть попробовал, не получается. Начал немного левым плечом шевелить. Думаю - Куда же я ранен? И тут, видно, шевеленье земли заметили санитары, стали раскапывать. Откопали. Гимнастерка на спине вся в крови и в земле. От адъютанта санитары нашли  только кирзовый сапог. Прямое попадание авиабомбы. Санитар начал разрезать гимнастерку и видит - из спины торчит большой осколок. Стал его вытаскивать. С трудом, но вытащил и с ужасом увидел в спине большую дыру. Осколок разбил лопатку, сломал несколько рёбер. Я сразу задыхаться начал, легкие-то открыты, сиплю санитару - Бинтуй скорей. Санитар начал бинтовать. Забинтовал потуже, дышать стало полегче». 
И пошла череда госпиталей. Почти год лечился капитан. Осенью 45-го капитан Осоковский Анатолий Александрович был откомандирован  из действующей армии и направлен в город Ярославль в лагерь для военнопленных немцев начальником отделения. 
Там в Ярославле ещё дважды его оперировали и в итоге  демобилизовали из армии по болезни.
Он  вернулся домой в город Городец Горьковской области инвалидом третьей группы, а было ему в ту пору всего то 27 лет, многие ломались, спивались и тихо умирали, но это не о боевом капитане.
«...Что делать, как кормиться? На судоверфь идти станочником, где до армии работал? Физический труд противопоказан. До армии спортом увлекался, особенно футбол любил. Пошёл в добровольное спортивное общество «Спартак». Приняли заведующим спортсооружениями. На месте теперешнего стадиона была небольшая неровная площадка, скамейки в два ряда и сарай для спортинвентаря». 
И вот неунывающий Анатолий Александрович загорелся идеей построить в Городце хороший стадион. На все доводы о необходимости постройки стадиона бы один ответ - денег нет. В 50-м избрали Анатолия Александровича председателем общества «Спартак». Ещё больше у него разгорелась мечта построить стадион, он принялся за работу пошел по руководителям предприятий города с просьбой оказания помощи в благом деле и его услышали. В итоге за два года построил Осоковский один из лучших стадионов в области. 
Но война, тяжёлое ранение, перипетии со строительством стадиона не прошли даром, в 1959-м в 40 лет вынужден был Анатолий Александрович уйти на инвалидность. Вначале дела его были настолько плохи, что врачи не надеялись, что он выживет, но он выжил и встретил 60 - летие Победы и свое 80-летие.
Просмотров: 7 | Добавил: dvocu | Дата: 03.09.2019 | Комментарии (0)

Полынко Егор Григорьевич в ряды РККА был призван в 1932 году. 
Службу начал в кавалерийском эскадроне отдельного стрелкового полка 1-й Отдельной Краснознаменной армии. 
Красноармеец Полынко с 32-го года связал свою жизнь с армией. 
К поступлению во Владивостокское военно-пехотное училище в мае 1940 года Егор Григорьевич был старшиной в должности командиром взвода в 203-м отдельном стрелковом батальоне 1-ОКА. 
В июне 1941 года лейтенант Полынко после окончания Училища был направлен на должность командира пулеметного взвода в 239-ю стрелковую дивизию базировавшейся на Дальнем Востоке в Дальнереченске.
С началом войны дивизия стала готовиться к переброске на Западный фронт и 17 октября 1941 получила приказ на переброску на запад.
В начале ноября дивизия начала разгрузку на станции Узловая (юго-восточнее Тулы) и фактически с колёс вступила в бой с группировкой генерал-полковника Г. Гудериана.
В боях за Сухиничи обороняя Москву командир стрелковой роты старший лейтенант Полынко в январе 41-го был тяжело ранен и эвакуирован в госпиталь г. Москвы.
Завершив лечение в феврале 1942 Егор Григорьевич вернулся на фронт и принял в 776-м стрелковом полку 217-й стрелковой дивизии пулеметную роту, за тем после легкого ранения в мае 42-го роту ПТР в 33-м Гвардейском стрелковом полку 11-й Гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии. 
Старший лейтенант Полынко участвовал в наступательных и оборонительных боях на Жиздринском направлении. 
18 августа 1942 г. кампфгруппа Зейтца прорвала оборону дивизии - в окружение попали два батальона 33-го Гвардейского стрелкового полка и был разгромлен штаб дивизии. Егор Григорьевич попал в списки пропавших безвести, но на самом деле 19 августа был тяжело ранен и отправлен в 1862-й эвакогоспиталь г. Москвы. 

 

В период восстановления после ранения старший лейтенант Полынко был направлен на курсы усовершенствования командного состава Западного фронта и после их окончания в феврале 1943 года Гвардии капитан Полынко принял под командование стрелковый батальон в 1083-м стрелковом полку 312-й Смоленской стрелковой дивизии. К своей первой боевой награде уже достаточно отвоевавший Гвардеец был представлен только в августе 1943 г. 

 
Егор Григорьевич как раз тот самый комбат, благодаря опыту которого и решались успешно задачи фронтов в наступлении и обороне – так сказать реальный труженик войны, который наравне со своими подчиненными постоянно находился в гуще события. Менялись госпиталя, подразделения, лишь должность оставалась неизменной КОМАНДИР СТРЕЛКОВОГО БАТАЛЬОНА, да добавлялись награды на гимнастерке. Воевал в составе Карельского, Северо-Западного, 2-го Прибалтийского фронтов.
Войну Гвардии майор Полынко закончил, командуя стрелковым батальоном 1230-го стрелкового полка. Ратный труд гвардейца был отмечен еще 4-мя орденами: «Красного Знамени», двумя «Александра Невского» и довольно редким для комбатов «Суворова 3 степени». 
  

В декабре 1946 года Егор Григорьевич, был уволен в запас и убыл в г. Ворошилов (Уссурийск), где и продолжил уже гражданскую жизнь. 
Просмотров: 7 | Добавил: dvocu | Дата: 03.09.2019 | Комментарии (0)